Jump to content
Sign in to follow this  
Spirit

Сказки и притчи

Recommended Posts

Совместная французско-русская сказка о патриотизме

 

Были у папаши Дюбуа три сына: старший Жак, средний Жюль и младший Жан-дурак. Пришла им пора жениться. Вышли они на Елисейские поля и стали стрелять в разные стороны.

Жак попал в депутата Национального собрания, но тот был уже женат.

Жюль попал в кюре, но тому жениться религия не разрешает.

А Жан-дурак попал в лягушку, да и в ту, на самом деле, не попал, а промазал. Пыталась ему лягушка объяснить русским языком, что она на самом деле царевна, а лягушкой обернулась, чтобы за визой в посольстве не стоять - но Жан был француз и русского языка не понимал.

Приготовил он лягушку по старинному рецепту и стал шеф-поваром в парижском ресторане.

 

Мораль: лучше сидите нам, девушкам, в родном болоте и не....

Нечего нам на Елисейских полях делать.

А дураков у нас и дома хватает!

^swoon^

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вчера ночью неожиданно проанализировал одну сказку - "Волк и семеро козлят".

Подивился той необузданной жестокости, которой наполнен один малозаметный

факт этой доброй детской сказки.

 

Краткое содержание - Живет коза-мать-героиня и ее семеро несовершеннолетних

козлят (будущих козлов и козлих...).

Мама-коза отправляется за молоком, куда то далеко и надолго (почему у не

своего нет, это загадка... кончилось или на сторону продала?)

Следует наказ, мол, типа я, когда приду, я вам спою - Это я, ваша мама

пришла, молока принесла. Вы меня узнаете и откроете.

( тут два варианта - либо коза придет в таком состоянии и виде, что ее дети

родные неузнают и потребуется голосовое подтверждение доступа, либо

малолетки нажрутся-унюхаются-налакаются до козлиного визга, что маманю свою

родную в упор не увидят, тут опять-таки актуален пароль.)

Ну вот, дальше начинается шпионско-детективный роман, с волком который

подслушал этот странноватый базар. И после ухода козы-героини, делает

попытку взломать защиту.

- <Типа, я это я ваш мама пришел, молоко, пиво принес!> Одно из двух, либо

козлята еше не успели нахрюкатся до степени полного отсутвия идентификации

объекта, либо акцент у волка был како-то не такой: не мамин. И говорят они

волку что-то вроде - голос у тебя грубый и не могла наша мама за 15 минут за

молоком обернутся. И вообще, мы тебя в окно видим.

И вот тут начинается САМАЯ ДИКАЯ сцена.

Волк идет к КУЗНЕЦУ и просит сделать его голос ПОТОНЬШЕ!

В детском варианте кузнец стыдливо прикрывается термином <перековал

горлышко>.

Но есть странное ощущение, что кузнец обошелся одним прицельным ударом, а у

волка были огромные шансы стать лучшим танцором леса.

Не дай Бог так оголодать:

Променять призрачную козлятину на:мдя:

 

О том, что было дальше, я подзабыл, но, по мнению жены там ошалевший от боли

и унижения волк все же хакает защиту и устраивает жуткую бойню в козлятнике.

Но похоже плохо подчистил логи и самый маленький козленок, оставшийся в

живых, выкладывает вернувшейся мамам всю правду. Дальше следует

маловразумительные прыжки через костер, прожженный живот волка и живые,

только немного переваренные козлята.

 

И дети это хавают???

 

Кстати - моя любимая версия названия этой сказки - ВолкА семеро козлят.

Притом козлят - это глагол:

_______________________________________________________________________

Share this post


Link to post
Share on other sites

Честно признаю, это не мое.

Взято из замечательной книги Клюева "Между двух стульев".

Но в тему...

 

 

Одному моему знакомому очень не нравилась сказка "Курочка

ряба". Он не понимал ее. Поступки героев этой сказки казались

ему дикими выходками. Рассуждал он примерно так.

"Жили себе дед да баба. Была у них курочка ряба" -- это

нормально: деды и бабы действительно живут на свете, и у них

обычно водится какая-нибудь живность. "Снесла курочка яичко --

яичко не простое, а золотое" -- что же, предположим. Примем это

как допущение... А вот дальше... Дальше начинаются совершенно

не мотивированные действия героев. Посудите сами: "Дед бил, бил

-- не разбил". Зачем, спрашивается, он это яичко бил, если

понял, что оно золотое? Золотые яйца не бьются -- каждому ясно.

"Баба била, била -- не разбила" -- экая глупая баба! Мало ей,

что яйцо золотое, так ее и печальный пример деда ни в чем не

убедил... Идем дальше: "Мышка бежала, хвостиком махнула --

яичко упало и разбилось". Как же оно, интересно, разбилось,

когда золотые яйца (см. выше) не бьются? Ладно, примем это как

второе допущение. Но что ж потом? А потом -- "Плачет дед". С

чего бы это? Ведь за минуту до разбиения яйца мышью сам он

стремился к тому же результату! Очень непоследовательный

получается дед... Или этот дед настолько мелочен, что ему

важно, кто именно разбил яйцо? Непонятно. "Плачет баба" --

опять же глупая баба! Механически повторяет все, что делает

дед. "А курочка кудахчет: "Не плачь, дед..." -- Стоп! Если

курочка ряба умеет говорить, то почему же раньше она молча

следила за бессмысленными поступками деда и бабы, почему не

возмутилась, не объяснила ситуации? Подозрительная курица...

Так вот, она говорит: "Не плачь, дед, не плачь, баба, снесу я

вам яичко другое -- не золотое, а простое!" Тоже мне, утешение:

плакали-то они о золотом!.. И вообще -- будь яичко с самого

начала простым, никакой трагедии не произошло бы: дед

благополучно разбил бы его с первого раза без посторонней

помощи. И даже баба бы разбила. Но на этом сказка кончается.

Что ж это за сказка такая? А вот представим себе: "Жили себе

дед да баба. Была у них курочка ряба. Снесла курочка яичко --

яичко не простое, а золотое. Обрадовался дед. Обрадовалась

баба. Взяли они яичко и понесли на рынок. И там за это золотое

яичко продали им десять тысяч простых. Сто яичек они съели, а

остальные протухли".

______________________________________________________________________

Share this post


Link to post
Share on other sites

БАСНЯ, ВАХ!

 

КРАСНЫЙ ЩАПОЧКА

Ну, Валико, давай ложись кроватка удобно. Я тебе, дорогой, один старый

народный сказочка расскажу. Про щапка. Угадай, какой цвет? Правильно!

Красный щапочка тебе расскажу. Детский такой история для самый маленкий

возраст. Стращный такой! У тебе внутри памперс сухоПагади... Сейчас

мокро будет. Слущай.

 

Жил-бил один девчонка красный щапка носил. Теплий такой, пущистый, из мех.

Папаха, да. Толко женский. Маленкий такой папащька из мех. Так ему и звали

Красный Папащька. Потому щто никогда не снимал, всегда носил. Даже когда

в баня на себя береза махал. Веник, да. Всегда носил, не знаю почему,

наверно, клятва такой давал. Вдвоем они жил. Он и мама. Без папа. Оба

вместе ? разведенный сирота называется. Совсем бедний, совсем всо везде

мало, нищьто не хватает, денги нет, вещи нет, толко однокомнатный избущка

без лифт. Голодранец называется. Бюджетник, да. Но мука у них быль. Белий

такой мелкий порощок из пщеница. В Канаде делают. И вот однажьды его

Красный Папащька мама испек на печка болщой лепещка. А Красный Папащька

улица игрущька играл. И говорит ему:

"Эй, Папащька! Засунь свои игрущьки знаещь куда? В ящик! Иди лучще для

старый бабущька лепещька отнеси. А то, наверно, такой голодный сидит, что

уже холодный лежит".

И Красный Папащька положил себе в корзинка лепещька и пощел. Босиком.

Потому щьто из обув у него толко зимние лыжи бил. Идет себе по лесной

тропинка, улибается, за обе щеки веселий песня свистит. Вдруг ? раз! ?

перестал идти... Испугалься. Потому щьто больщой какащка увидел. А-а-а...

Наверно, медвед!

А волк из-за пазуха кустов виходит и говорит:

"Не бойся, Красный Папащька! Это не медвед! Это я. Пощутил. Испугать тебе

хотел".

А Красный Папащька говорит:

"Вай, здравствуй, батоно волк! Давно тебе не видал. Где был? Щьто делал?

Опят на турма сидел?"

А волк ему говорит:

"А ты сам-то щьто? Опят контрабанда через граница бабущька лепещька

несещь? Давай, я тебе за один процент откусить помощь хорощий сделаю. Этот

тропинка пойду, щьтобы пограничники отвлекать. А ты другой тропинка

пойдещь. Щьтобы всо нормално без проблем в натуре чисто путем".

Подумал Красный Папащька чем Бог послал ? и согласилься. И пощел по

длинный тропинка. А волк зайцем на подвесной трамвайчик поехал. По

короткий дорога. И ? обогнал. И ? бабущька избущька дверь тук-тук

постучал.

А он ему изнутрь говорит:

"Кто-кто теремочка стучит? Кто-кто, блин на фиг, звонок на глаза не

видит?"

А волк ему говорит:

"Это не я, не волк! Не-е-ет! Это он, твой внучка, тебе прищел. Вкусный

свежий мясной лепещька с маком тебе ванильный принес!"

И бабущка ему говорит:

"А-а-а... Ну тогда давай... дергай отсюда... вон туда... за веревочка..."

Волк дернул, дверь открыл, защел, бабущька из койка винул, между два хлеб

положил, сол посолил, зелень позеленил ? и скущал! Весь. Ногами вперед.

Эй, Валико! Потрогай памперс. Не стращьно? Нет? Маладец. Тогда слущай

дальще. Красный Папащька длинный тропинка долго щел, устал, надоел,

заблудилься, сорок шест километр болщой лищний крюк делал. Потом, наконец,

приходит.

Звонок нажал, говорит:

"Дзынь-дзынь, это я, Красный Папащька тебе родной внучка гуманитарный

помощь принес!"

А волк хитрий, второй порция тоже хочет. Бабущкин койка лег, очки минус

три надел и говорит:

"Ва-а-ай! Какой сегодна хорощий ден! Самий мой любимий тольстый внучка

прищел, лепещька принес, себя принес ? просто пир! Захади, дарагой! Ножька

витирай, щапочка разувай, чай с тобой будем пить. С тобой, с сахаром и с

лимоном!"

А Красный Папащька говорит:

"Бабущька-бабущька! А почему у тебе такие волосатые руки?"

А волк ему говорит:

"Это щьтобы тепло, когда отопление отключают".

А Красный Папащька говорит:

"Бабущька-бабущька! А почему у тебе такие длинные ущи?"

А волк ему говорит:

"Это щьтобы ты по телефон два раза не повторял".

А Красный Папащька его спращивает:

"Слущай, бабущка! А вот эти вот больщие железные у тебе во рту ? это зубы?

Или жалюзи?"

И ? как даст ему лепещьком по голове! И ? убил. Нечайно. Потому щьто

долго щел, лепещька совсем черствый стал.

И говорит посмертно:

"Э-э-э, батоно волк! Это не ты мене, это я тебе раскусил! Потому щьто мой

бабущька никогда в грязные ботинки на чистый койка не лез!"

А бабущька из дохлий волк говорит:

"А где здесь виход?"

А Красный Папащька говорит:

"Не знаю, виходи откуда-нибудь".

Бабущька откуда-нибудь вищел и говорит:

"Если щкура сдадим ? пятсот рублей денги будет".

А дохлий волк говорит: "Пять лет вам будет! За незаконный охота".

А Красный Папащька говорит:

"Молчи! А то в щкаф тебе положу, к мол. Хищный насекомый птичка такой.

Лысый будещь. Весь мохер тебе отгрызет".

А охотники прищел и говорит:

"На вам пятсот рублей, дайте нам эта волк".

И забрали. За рещетка зверский турма сидеть. Зоопарк называется. А Красный

Папащька с мама пекарня открыли, богатый стали, джип купили и замуж вищли.

Сначала мама за Мужичок-с-Ноготок, потом Красный Папащька за

Малчик-с-Палчик. А бабка за дед Пихто. И стали жить-поживать, на фиг всех

посылать. Эй, Валико! Уснул? А ну-ка, дай-ка я посмотрю... Сухой. Надо

же... Вот ведь дети пощли! Я, когда маленкий слущал ? всегда мокрый бил...

_______________________________________________________________________

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest sept

Ангел и девушка

 

Архангел считал неспешно, загибая пальцы и шелестя старческими губами. Счетом иным, мысленным и мгновенным, он, конечно, тоже владел. Но в усилиях ума сейчас нужды не было, как, впрочем, и в загибании пальцев, ибо уже составлен был реестрик, и против каждого имени печально стояла порядковая цифра.

Однако архангел строго соблюдал им же заведенный медленный порядок, поскольку счету подлежали не холодные предметы, но людские души, коим выпал срок перейти оттуда сюда, из временности в вечность.

- Двести девяносто девять, - сказал архангел, вздохнул и глубже ушел в кресло, мягкое, как облако.

Стоявший перед ним ангел помедлил, отвел глаза и отозвался без выражения:

- Это можно.

- Не только для круглого числа! - строго сказал старик.

- А хоть бы и для числа, - равнодушно повел крылами подчиненный.

Эта послушность была хуже строптивости, и архангел заговорил, не сердясь, но спокойно убеждая:

- Лет жизни сорок пять, полсрока, да. Однако поступков и чувств разнообразных сверх всякой меры. Праведность местами осталась, но грешность многократно преобладает. Улучшить соотношение реальных возможностей не имеет, а вот ухудшить может, и весьма. Детей трое, но от разных женщин, и глубокой душевности с ними нет. Болен не излечимо, несчастен и одинок. Совсем одинок, что главное, зачем же длить его горести?

- Ладно, - сказал ангел, - слетаю.

- Вот и хорошо, - кивнул архангел, - а я его пока в реестрик впишу.

Тяжелый разговор окончился, и они разом вздохнули, шевельнув крыльями. А крылья были черные, ибо оба служили по грустному, но неизбежному ведомству смерти. Только у ангела перья были крепкие и поблескивали, а у старика, словно пеплом присыпаны и многих недоставало, особенно на левом крыле.

- Ты уж помягче, - сказал архангел, - всего лучше под утро, во сне.

Ангел не ответил - взмахнул крылами и ушел в бездну, быстро уменьшаясь.

А старик пошарил взглядом по столу, по травке вокруг, ничего не углядел и, привычно выдернув из левого крыла ветхое перышко, вписал в реестрик последнее, трехсотое имя, после чего прикрыл глаза и стал размышлять о разных явлениях в жизни земной и небесной, ибо с юных лет выделялся среди сверстников вдумчивостью и обстоятельностью ума...

Ангел вернулся поздно и пустой, ничего не прижимая к груди.

- А где же?.. - спросил старик, пояснив глазами.

- Изменения там, - сказал ангел. - Он теперь не один, девчонка появилась.

- Что за девчонка? - удивился архангел.

- Семнадцати лет.

- Семнадцати - не девчонка, а девица.

- Этого не знаю.

- По найму или из милосердия?

- Из любви.

- Так ему же сорок пять!

- Вот так у них.

- Ровесника, что ли, не нашла?

- Видно, не интересуется.

Архангел сказал неодобрительно:

- Хоть было бы за что. А тут сам знаешь...

- Художник все же, - не то чтобы возразил, а, скорее, напомнил подчиненный, - картины рисует.

- Рисует, - кивнул старик, - но не для души, а для денежной награды.

- Бывает, и для души, - в пространство произнес ангел.

- Только женщин, - жестко ответил старик. - Разные, в позах и без покровов.

- Ей нравится. Встанешь, говорит, и меня нарисуешь.

- "Встанешь", - усмехнулся архангел, но не злорадно, а с печалью. - "Встанешь", когда имя уже в реестрике... Ну ладно, бог с ней, с девчонкой. Ты-то чего? Почему зря слетал?

Ангел сказал виновато:

- Так ведь не отходит от него.

- А ночью?

- В ногах спит. Как кошка. Пробовал подобраться - куда там! От комариного чиха просыпается.

Старик задумался. Потом спросил:

- Девчонка-то - как? Может, богом обижена? Больше и рассчитывать не на что?

- Да нет, - сказал ангел, - вполне. По ихним, конечно, понятиям. Брючки, свитерочек, все, что надо, обтянуто. Там и обтягивать почти нечего - у них теперь тощие в моде. Девку от парня только на ощупь и отличишь.

Архангел взглянул сурово, и подчиненный забормотал:

- Я, что ли? Это они так говорят. Мне-то оно ни к чему, я, кроме души, ни на что и внимания не обращаю...

- Ладно, - сказал старик, - лети назад и действуй по предписанию. Спешить не надо, тем более действовать грубо. Есть основания считать, что у нее любовь, а это чувство заслуживает уважения. Любовь имеет сходство с раем, но относительное, ибо райское блаженство бесконечно, а любовное - кратко.

Ангел слушал равнодушно, а может, и не слушал совсем. Архангел вздохнул и буднично закончил:

- Так что давай, с богом.

- С утречка и отправлюсь, - пообещал подчиненный.

Пускай, подумал старик, пускай. Он знал, что ангел этот имеет привычку, уставясь в ночную черноту, считать звезды. Без цели и смысла, просто так. Может, думает? Но - о чем?

Молодой еще, решил архангел.

Сам он давно мог вернуть молодость, но не хотел, и не из-за нажитого чина. Другим дорожил, совсем другим - спокойствием, мудростью. А помимо того - просто нравилось ему быть стариком. Нравились крылья, отвыкшие летать, редкие, ветхие. Не золотые венцы, не драгоценные покровы, а такие вот изношенные крылья есть высшая награда и честь...

Ангел слетал и вернулся опять пустой.

- Ну, - спросил старик, - что там девчонка?

Ангел вяло, как бы нехотя доложил:

- Суетится. Лекарство достала.

- Ишь ты! - то ли усмехнулся, то ли одобрил архангел. Я так полагаю, ему и без вмешательства конец.

- И я думал, - сказал молодой. - Прошлой ночью совсем чуть-чуть оставалось. Смертный озноб начался.

- А она?

- С ним легла, собой грела. Не отпустила.

- А ведь поднимется - бросит. Скольких бросал.

- Как знать, - сказал ангел.

Старик опомнился и вскричал:

- Чего - знать? Кто - поднимется? Да я его вот этим пером вписал! От него врачи отказались!

Помолчали.

- А ведь нехорошо, - озаботился старик, - не девичье это дело - человека к нам провожать. Не для молодых занятие.

- И он ей то же талдычит.

- Талдычить мало, гнать надо от себя.

- Гонит, - отстранение проинформировал ангел.

- А она?

- Не уходит.

Тут старик рассердился:

- А ты чего ж? Вмешаться надо было! Явился бы во сне, объяснил, убедил...

- Что я, службы не знаю? - обиделся молодой. - Являлся трижды, как положено, и еще раз сверх того.

- А сверх почему?

Ангел только крылом махнул.

- Что жизнь его вышла - объяснил?

- А как же!

- Ну?

- Она говорит, своей поделюсь, у меня много.

- И сколько ж ему выделила?

- Половину.

- Цены не знает, - сам себя успокоил архангел.

- Вот так вот, - пожаловался молодой, - хоть обоих сразу бери.

Фраза была фигуральная, старик так ее и понял, но согласно надежному правилу дотолковывать все до конца все же возразил:

- Это ни в коем случае! Не война, чтобы души пачками таскать.

- Да я знаю...

И опять слетал ангел. И опять - ни с чем.

- Все! - сказал. - Не могу больше. Сил нет. Не верит.

- Во что не верит?

- Ни во что! Почернела, отощала, но все не верит. Его хулил - в хулу не верит. Пугал - в страх не верит. Ей самой смертью грозил – в смерть не верит. Нет у меня иных возможностей! Я все же ангел, а не черт...

Старик даже малость оторопел:

- Постой... Как - не верит? Так не бывает, им так нельзя. Хоть во что-то верит?

Ангел тяжко вздохнул:

- Во что-то верит.

- Во что?

- Все в то же. - И почти выкрикнул: - В любовь!

Тут пауза вышла долгая. Но знал, знал старый архангел, что, сколько ни молчи, а решать придется и горестную эту обязанность переложить не на кого.

- Ладно, - сказал он, - раз уж оно так выходит... Реестрик подан, одной души недостает, и налицо неизбежная необходимость... Короче, вот тебе указание: лети и тащи. Выпадет случай - его хватай. Не выпадет - ее хватай. Хоть и иная, а все душа, лучше, чем ничего. Не надо бы, конечно, но кто виноват, она сама все порядки спутала! Да и много ли теряет? Ну, пятьдесят лет. Ну, семьдесят. По сути - тьфу! А тут – вечное блаженство: больших грехов не нажила, опять же уход за хворым зачтется, так что все основания. Пожалуй, ей же и лучше. Страстей у нас, правда, нету, зато тихая радость и покой... В общем, лети и пустым не возвращайся. Другой бы попросил, а я приказываю. Цени: ради твоей беззаботности всю душевную смуту на себя беру.

- Ну, коли приказ, - сказал ангел...

На сей раз, он летал долго, а когда вернулся, на щеках его были борозды от пота, а черные крылья стали, серыми, словно бы вывалялись в золе.

Неужто седеет, испугался архангел и посмотрел на подчиненного не столько с вопросом, сколько с безнадежностью.

Тот отер лоб, отряхнул крылья (два пера выпало) и сказал глухо:

- Куда там... Неделю караулил. Не, безнадёга. Вцепились друг в друга - не оторвешь...

- Ничего, - сказал старик, торопливо и как бы даже с облегчением, - ничего. В нашем деле главное - чтобы совесть чиста. Что могли, сделали, и ладно. А цифра - бог с ней, с цифрой. На одиноких доберем...

Share this post


Link to post
Share on other sites

У одного ангела была девушка.

Они были самой прекрасной парой на свете, очень крепко любили и доверяли друг другу. Он каждый день приносил ей свежие розы из небесного сада, и они вместе летали в облачных долинах.

 

И вот однажды ангел взял свою девушку за руку и они полетели вниз-со святых небес на грешную землю.

 

Сначала они боялись летать очень низко, но постепенно спускались все ниже и ниже, пока, наконец, не очутились у окон одного из домов. Здесь играла музыка, плясали люди. "Здесь людям хорошо" - подумали ангелы и полетели дальше.

 

В другом окне они увидели мать с детьми: она читала им сказку. "Здесь все хорошо"- подумали ангелы и спустились к следующему окну.

 

В комнате было темно, но ангелы разглядели сидящую за окном девушку, по щекам которой текли слезы.

"Чего она плачет?" - "Тише..." Ангел влетел в комнату.

На столе лежала фотография парня.

Он не был красавцем, но слезы девушки были именно из-за него.

"Не плачь...Расскажи." - услышала она.

 

"В его сердце не нашлось даже самого маленького уголочка для меня за все эти годы. Завтра у него свадьба." "Полетели с нами. На небесах для всех есть место, там тепло и хорошо."

 

И они отправились втроем туда, наверх, где для всех найдется место и любовь, только любовь правит всем. А на земле в эту ночь шел дождь.

Земля плакала, понимая, что потеряла еще одного ангела, одного из тех, кто грешную нашу жизнь наполняет чистой, святой любовью.

 

^drinks^

Share this post


Link to post
Share on other sites

Притча о мужском коварстве и женской солидарности

 

Однажды встретились Фея и одна супружеская пара, муж и жена, которые прожили в браке 35 лет.

Фея сказала супругам:

- «Вы так долго живёте вместе, что заслужили награду. Просите каждый то, чего вы желаете, и я исполню любое ваше желание.

 

- «Я желаю путешествовать по всему миру вместе с моим дорогим супругом», - сказала жена. Фея взмахнула волшебной палочкой, и…о, чудо!..

Два билета в кругосветный круиз на океанском лайнере упали в руки изумлённой жены.

 

Теперь наступила очередь мужа назвать своё желание.

Он немного подумал и сказал:

- «Да, этот момент очень важный и романтичный, но такую возможность нельзя упустить. Пусть моя дорогая жена простит меня, но моё желание таково:

- "Я хочу иметь жену, которая на 30 лет младше меня самого...»

 

Его жена была глубоко расстроена и разочарована, но уговор есть уговор – Фея обещала исполнить любое желание.

Фея в очередной раз взмахнула волшебной палочкой, очертила магический круг над головой супруга, и…о, чудо!.. мгновенно тот превратился в 90-летнего старика.

 

Мужчина оказался неблагодарным и коварным, но Фея была...

Женщиной!

^blush2^

Share this post


Link to post
Share on other sites

Было бы лучше, если бы фея не мужа на 30 состарила, а жену сделала моложе на 30 лет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Боюсь, что жена расстроилась, она ведь мужа-подлеца любит... ^blush2^

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сказка о мужском коварстве

Автор: Шеркин Роман Семёнович

 

Давние давние времена.

Восток.

Жили были муж и жена. хорошо жили.

Как-то муж пообещал жене прогуляться с ней по саду – тогда и там нельзя было женщине одной гулять.

Замужней женщине.

И получилось так, что мужчина не мог выполнить своего обещания, у него были неожиданные и важные дела.

Тогда он позвал к себе слугу и сказал ему:

 

-Иди на женскую половину дома, скажи моей жене, что я не могу с ней пойти сейчас гулять по саду, занят. Скажи, что прошу её меня простить за невыполнение обещанного. И, если ей всё же очень хочеться прогуляться, пусть идёт, но только с тобой.

 

Слуга поклонился хозяну, ответил, что всё понял и вышел во двор дома. Там он слегка задумался, был он хитёр и умён, а затем не побежал сразу выполнять поручение, а отправился в сад. Там он под одним деревом поставил вкусные кушанья: рахат-лукум, халву и другие сладости. Потом под другим, подальше отойдя, деревом поставил хорошие вина: мускат, херес .

 

Пройдя ещё вперед положил он под третье дерево коврик. Затем вернулся в дом, на женскую половину и передал женщине слова её мужа.Та, услышав их, горестно вздохнула, так ей хотелось погулять по саду с мужем. Но , потом подумав, сказала:

 

- Хорошо, жаль, что он не может, но я хочу погулять по саду, подышать свежим воздухом, полюбоваться на цветы. Идём.

 

И они пошли. Долго ли коротко ли они гуляли, но вот в какой-то момент каркнула ворона:

-Ка-а-ар-р-р!

Слуга поднял глаза, , посмотрел на ворону , кивнул головой и произнёс:

- Верно говоришь.

 

Затём спокойно продолжал движение подле женщины. Та удивилась:

- Почему ты так делаешь? Ты что, понимаешь язык птиц?

- Да, госпожа.

- Не может такого быть. А что тебе сказала ворона?

- Что под тем деревом стоят вкусные кушанья, сладости.

- Да ну, прекрати, я тебе не верю!

- Но всем известно ведь женское любопытство.

- Ладно, идём посмотрим.

 

И они подошли к дереву, на которое указал слуга и нашли там вкусные кушанья и сладости. Поели. Стало им хорошо в животиках. Идут дальше.через какое-то время опять услышали они:

- Ка-а-р-р-р!

 

История повторилась. Недоверие к словам слуги, согласившегося с птицей, любопытство, погулка ко второму дереву, где они нашли хорошие вина. И выпили они их и пошли дальше. Уже несколько захмелевшие.

 

Когда ворона каркнула в третий раз, слуга ничего не сказал, а только нагнулся, поднял камень и бросил им в ворону. Та улетела. Женщина удивилась.

 

- А, п-п-п-очччему ты так сделал? И что сказала ворона на этот раз?

- Госпожа, извините, я не могу вам этого сказать!!!

 

Рассердилась женщина, раскраснелась, топнула ножкой:

 

- Я госпожа твоя или нет?! Я приказываю тебе—скажи, что произнесла ворона!!!

Слуга ответил:

- Хорошо, раз вы мне приказываете.

Он наклонился к ушку женщины и произнёс негромео:

- Ворона сказала, что если мы пойдём вон под то, третье дерево, чтобы я сделал с вами тоже, что делает с вами ваш господин, ваш супруг, ваш муж!!!

 

В ответ женщина воскликнула:

- Что? О нет, ни за что!!!

Потом слегка на мгновение задумавшись, добавила:

- Я не могу тебе отказать.

И пошли под третье дерево.

 

А сказка эта называется: Сказка о коварстве мужчин....

 

Вы согласны с автором?

Share this post


Link to post
Share on other sites
^good^ Действительно, коварный муж - самому лень женой заниматься, так он все на слугу переложил! ^blush2^

Share this post


Link to post
Share on other sites

А по-моему, жена дура. Просто слуга оказался в нужном месте в нужное время. ^pig_bal^ Значит в ней что-такое было, если слуга решился на такой поступок.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ЦАРЕВНА? ЛЯГУШКА

 

Нет, ну сначала-то всё было, как положено! Вызвал царь-отец к себе сыновей и сказал:

- Пора бы вам сынки, остепениться. Короче так: берите себе луки со

стрелами и стреляйте в белый свет, как в копеечку. Куда стрела упадёт, там

и судьба ваша.

- А если моя стрела в кабак упадёт, можно я тогда не буду остепеняться? –

первым подал голос средний сын, балагур и бабник. – Шучу, пап, шучу. А

если серьёзно, то ведь Вы, папаша, нам натуральный лохотрон предлагаете!

- Ну, лохотрон не лохотрон, а только тот лох, чья жена мне больше всех

приглянется…

- Че-е-го?! – возмутились сыновья.

- Не в этом смысле – по-отцовски. Так вот, этот лох выиграет в лохотрон

мой трон, и… - царь задумчиво поскрёб бороду, - полцарства впридачу!

Старший сын слегка раздражённо заметил:

- Между прочим, насколько я разбираюсь в математике, трон – это уже и есть ВСЁ царство, а не половина.

- Выучил, на свою голову! Отца по миру готовы пустить, грамотеи… Ладно –

полцарства и... полтрона.

- Так ведь... – в три голоса было вскрикнули сыновья.

- Мо-о-лчать! На исходную позицию – шагом марш!

Старший сын преуспел не только в математике, а ещё и в военных науках,

поэтому честно выстрелил и забил стрелу туда, куда и целился – в боярский

двор.

Средний сын, жуликоватый от природы, отправил втихаря гонца со стрелой на

купеческий двор (куда и без того захаживал, к дочке купеческой), а сам

вхолостую выстрелил.

Младший сын не преуспел ни в чём – ни в науках, ни в делах житейских (всё

больше сказки читал), поэтому выстрелил в болото с лягушками.

Свадьбы сыграли сразу три, а потом стали жить-поживать.

В центре внимания был, естественно, младшенький со своей лягушкой. Все

ждали с нетерпением, когда она в царевну обратится. Больше всех ждал этого

сам муж (оно и понятно - дело-то молодое). День ждал, неделю ждал, год

ждал – а она всё никак. Уж он и подглядывал за ней, и бить пробовал –

бесполезно. Родня предлагала насильно с лягушки шкуру снять, но он не

стал: вдруг, говорит, это просто лягушка, а не царевна. Лучше, мол, всю

жизнь с лягушкой проживу, чем душегубом стану.

Как словом, так и делом – прожил всю жизнь, жену комарами угощая, и понял

к старости одно: в жизни всегда есть место подвигу, но не всегда – чуду.

А кому полцарства досталось? Да никому – завоевал их кто-то. Целиком

Соседи, кажется.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ГУСИ-ЛЕБЕДИ

Жила – была семья — муж с женой и дочь с сыном. Жили они на

 

хуторе (не повезло).

 

Как-то раз, починил отец, наконец, свой разбитый

 

горбатый «Запорожец» и наладили они в город за покупками,

 

поскольку второй шанс мог и не представиться.

 

Детишки, естественно, обрадовались. Дочка — возможностью

 

истратить остатки маминой косметики, сынок — возможностью

 

вволю побесноваться на дворе.

 

А в лесу, неподалеку от хутора, обитал Баб Яг — шизнутый

 

доктор биологии, занимавшийся противозаконными

 

генетическими экспериментами. И у него как раз закончились

 

подопытные дети. Послал он своих гусей-лебедей,

 

отвратительных мутантов, продукт своих изысканий, за новыми

 

жертвами.

 

Выглянула Аленушка (это родители назвали ее этим архаичным

 

именем) во двор, а там валяются шесть изуродованных

 

монстров — Иванушке было только три года, поэтому разрывных

 

пуль ему еще не давали.

 

Поняла девочка, что это происки Баба Яга, тем более что это

 

были не первые его происки. Полтора месяца назад Иванушка

 

напился из придорожной колеи и превратился в бульдозер.

 

Правда, эту неприятность родители превратили в пользу, так

 

как за неделю, пока Иванушка не стал самим собой, успели

 

расчистить от пеньков дальнее поле.

 

Так как помада уже закончилась, решила Аленушка навестить

 

братца. И пошла она по тропинке в лес.

 

Встретилась ей микроволновая печка.

 

— Самсунг, а куда нелегкая понесла гусей-лебедей?

 

— Поешь мой гриль, тогда скажу.

 

— В твоем гриле много насыщенных жиров, не буду его есть.

 

— Тогда катись своей дорогой.

 

Побежала девочка дальше. Видит — яблоня стоит, а под ней

 

куча дохлых гусениц.

 

— Яблоня, а тут гуси-лебеди не пробегали?

 

— А попробуй моих яблочек, тогда скажу.

 

— А пестецидами тебя обрабатывали?

 

— А как же, диметилдифенилтрихлорметилметаном.

 

— Не буду я есть твой ДДТ.

 

— Ну и скатертью дорога!

 

Пошла Аленушка дальше. Видит — из кондитерской фабрики

 

вытекает молочная речка с кисельными берегами. Тяжело

 

вздохнула она и двинулась дальше, дорога то была хорошо

 

знакома.

Подошла сестрица, наконец, к исследовательскому центру,

 

вставила в щель для пропуска генератор случайных чисел —

 

дверь и открылась. Прислушалась девочка, откуда доносится

 

самый сильный шум, и пошла туда. Двинулась она к источнику

 

децибел, глядь, а там ее братец в клетке.

 

Клетка сделана из десятисантиметровых в диаметре стальных

 

прутьев.

— И не стыдно тебе, братец, до сих пор здесь сидеть?

 

— Зато какие классные гонки мы сейчас устроим.

 

Поломал братец клетку, нацарапали они на стене обидное

 

трехбуквенное слово. Оборудование крушить не стали — а ну,

 

как Баб Яг родителям нажалуется. Побежали домой.

 

Тем временем Баб Яг вернулся с профилактики своего костного

 

трансплантата, увидел, что его новенькая клетка порушена,

 

осерчал. Позвал своих гусей-лебедей, отправил их в погоню.

 

А Аленушка с Иванушкой добежали до молочной речки и

 

спрятались за кочкой так, чтобы отражаться в речке.

 

Налетели гуси-лебеди, увидели отражение и кинулись туда.

 

Один коснулся поверхности, да так и растворился. Остальные,

 

по зрелом размышлении повернули обратно за

 

противокислотными костюмами.

 

Брат с сестрой побежали дальше. Добежали до яблони, достали

 

припрятанные противогазы, и зарылись в кучу дохлых гусениц.

 

Гуси-лебеди, поковырявшись в донном мусоре, помчались

 

дальше. Начали раскапывать холм из гусениц, тут трое из них

 

и повалились замертво. Пришлось им возвращаться за

 

противогазами. А наши хулиганы побежали дальше.

 

Прибежали к печке, а та уже знает, что делать. Она

 

настроила свой динамик, чтобы говорить голосом Аленушки и

 

Иванушки, те спрятались за ближайшим кустом. Ждут.

 

С воем и грохотом примчались гуси-лебеди, услышали, как в

 

печке Аленушка с Иванушкой разговаривают, кинулись внутрь.

 

А сестрица с братом захлопнули дверцу, включили

 

программу «жарка» и установили рекламу «Гриль готов!».

 

Печь скинула им на карточки причитающиеся комиссионные и

 

они пошли домой. И только они вернулись, как из-за леса

 

донеслось тарахтенье «запорожца», значит, родители были уже

 

в пяти километрах от дома.

 

Тут и сказочке конец, а кто не слушал — молодец.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...