Jump to content
-VAL-

Мемуары... поющего мужчины!


Recommended Posts

Итак, мемуары...

Ближайший концерт в Ершово, где состоиться "ритуал посвящения" в хористы или поющие мужчины!

 

В этой статье я использовал диплом выпускницы Гнесинского института Лии Обшадко.

 

Ершово нашей молодости: ритуал посвящения в хористы в 70-х

из диплома-реферата 1971 года студентки Гнесинского училища Лии Обшадко, в хоре с 1968 г., хормейстер, с дополнениями Валерия Лапшинского, в хоре с 1969 г., 1-го баса

 

Посвящение…

Одной из установившихся традиций в коллективе стал ритуал посвящения в хор. Посвящение происходит в студенческие зимние каникулы в Подмосковном доме отдыха «Ершово», куда администрация и профком МИФИ выделяют льготные путевки для хористов и руководителей хора. Поездки в «Ершово» организуются с целью обеспечить отдых студентов после напряженной сессии и дать возможность регулярно проводить хоровые репетиции во время каникул. Правда, в «Ершово» коллектив выезжает неполным составом (в основном – младшекурсники).

 

Репетиции в «Ершово» проводятся ежедневно (утром и вечером). Так как хористы свободны от учебных нагрузок, репетиционная работа в этот период проходит очень эффективно. За время пребывания коллектива в «Ершово» репертуар хора всегда пополняется новыми произведениями. Совместный десятидневный отдых и хоровая работа очень помогают сплочению коллектива.

 

В конце пребывания в «Ершово» хор МИФИ выступает с концертной программой перед отдыхающими и сотрудниками дома отдыха. Это тоже стало традицией. При этом в концерте звучат наряду со «старыми» произведениями и новые произведения, выученные в «Ершово».

 

Это первый в году концерт, в котором первокурсники поют вместе с основным составом. Он является для новичков своеобразным экзаменом, и относятся они к нему с большой ответственностью.

 

В день концерта в «Ершово» происходит ритуал посвящения. Этот день хористы ждут как праздник и тщательно к нему готовятся. Это относится не только к концерту. После концерта организуется факельное шествие в лес. Затем в основном первом корпусе дома отдыха начинается посвящение первокурсников в хор. Ритуал протекает очень торжественно. После посвящения первокурсников в кандидаты членов хора и «благословления» Президентом Юрием Игнатьевым новички присоединяются к основному составу хора – «старикам» (каждый к своей партии) и вместе исполняют старинный студенческий гимн «Гаудеамус».

 

Вот как описывает в газете «Инженер-физик» этот праздник, состоявшийся в 1971 году, очевидец, студент И. Пунков:

«… Одним из самых веселых для «ершовцев» был день, посвящения в хористы. Новички, вступившие в хор, только тогда могут считать себя настоящими хористами, когда пройдут традиционный ритуал «посвящения». В эту зиму вместе с маститыми хористами в «Ершово» приехали тридцать «новобранцев»… Посвящение началось с большого концерта. Уже в шесть часов клуб был переполнен. На сцене хористы. Чисто, стройно, красиво звучат голоса. Исполняются «Хор охотников», «Вечерний звон», «Песня про голову», «Хор из оперы «Фиделио», «Бухенвальдский набат». Аплодисменты не смолкают несколько минут. Прекрасно поют ребята!

 

После концерта ритуал посвящения продолжается с песнями на всю округу, веселым валянием в лесу, речью Софроныча (Ю.С. Игнатьева) у лесного костра.

 

По традиции в первом корпусе гасят огни, и только несколько свечей освещают художественного руководителя и дирижера хора Э.М. Рывкину, бессменного президента Ю.С. Игнатьева, их помощников Володю Болонина (старосту хора) и Мишу Судейкина (министра по делам первокурсников или просто – «папу»). Сначала вызывают теноров, потом - первых и вторых басов. В торжественной тишине гремит голос «Софроныча»:

- О, отрок, знаком ли ты с Уставом?

В ответ - тихий (в сравнении с громовыми раскатами голоса президента), срывающийся ответ новоиспеченного хориста:

- Да, отец мой!

- Исполнять будешь?

- Буду!

- Ну, тогда подписуй!

 

Бывший «новобранец» подписывается под Уставом хора, пламя свечей на столе колышется в такт движениям его руки. Ему вручают чашу с «хмельным зельем» (пивом), отпив из которой молодой хорист тем самым доказывает свою зрелость. Веселый праздник заканчивается песнями: то смешливыми задорными, то плавными «широкими»….

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эпизоды из ритуала…

Ритуал посвящения, конечно же, незабываемое и очень эмоциональное действо и зрелище. Обстановка в доме отдыха раскрепощает, дает возможность хористам (и первокурсникам и уже «старикам») раскрыться и проявить себя. Во многих отношениях!

 

На самом деле ритуал посвящения начинается не с концерта в зале клуба дом отдыха, а гораздо раньше. Еще за день до концерта неугомонные (в основном!) первокурсники вместо сладкого послеобеденного сна перед репетицией специально собираются в холле корпуса, чтобы услышать рассказы из уст Президента и других заслуженных стариков-хористов (например, мне очень запомнился в этой роли Валера Голубев) о хоровой жизни, о традициях и об Уставе хора, который им предстоит подписать. Это тот самый момент, когда молодые хористы могут задавать вопросы. Обо всем. И обязательно получат серьезный или шутливый ответ. А вот после последней репетиции перед концертом им уже предстоит отвечать на вопросы самим. В общем, сдавать художественным руководителям и «старикам» из основного состава хоровой экзамен. Наверное самое трудное в этом экзамене – это прилюдно и правильно спеть свою партию из какого-то произведения, которое разучивалось в «Ершово». Естественно, что эта «сольная» партия определяется случайно выбранным билетом. Отлично «ответить» на билет удается далеко не многим молодым хористам. Но экзаменационная комиссия во главе с «профессором» тетей Фирой очень доброжелательна. И «неудов» не ставит!

 

На этом экзамене бывают и неожиданные дополнительные вопросы, связанные с пением и с хором. Например, нужно по пожеланию члена хоровой комиссии исполнить басом или тенором «ща-бемоль си» второй октавы. Мне помнится, что однажды я для того, чтобы задавать веселые вопросы первокурсникам, привез в «Ершово» детскую игрушку-пистолет. Выпросил на время у своего сынули этот необыкновенный и музыкальный пистолет (пистолет я привез в Москву после заграничной командировки в Швецию), который при нажатии кнопок мог издавать разнообразные звуки. Например, рев полицейской сирены или «позывные» пожарных… Так вот хористам, сдающим экзамен, предлагалось воспроизвести эти «позывные», причем в «правильной» тональности!

 

Ритуал посвящения в 70-х включал в себя и добровольную помощь первокурсников «старикам» в подготовке к факельному шествию, сбору дров для большого ритуального костра в лесу возле дома отдыха, подготовке традиционного пивопития с песнопениями на всю ночь уже после всех ритуалов.

 

Однажды, кажется в том же 1971 году, в лесу состоялось открытие снежного памятника «настоящему хористу». Ничего не подозревающий Софроныч сказал речь, развязал ленточку и сбросил с памятника простыню… И увидел самого себя! Естественно, с бородой из еловых веток. «Главным» скульптором этого памятника был, без всякого сомнения, художественно одаренный в лепке Миша Судейкин. Еще в лесу хористы построили настоящую снежную крепость, которую обороняли басы, а штурмовали тенора. Миша Дмитриев вылепил и водрузил на самой верхней точке крепостной стены снежный череп, который и нужно было завоевать.

 

Нельзя не вспомнить, что финальная часть ритуала посвящения при свечах проходила в довольно необычной обстановке первого корпуса «Ершово». Главный холл дома отдыха представляет двухэтажный атриум. Стол со свечами, Правление хора, первокурсники располагались на первом этаже хора, а основной состав - вдоль перил второго этажа атриума.

Представьте себе, что хористы в темноте, со второго этажа задают претендентам заранее подготовленные каверзные и веселые вопросики:

- Сколько звуков в унисоне?

- Сколько бутылок пива в ящике?

- Чем отличается унитаз от унисона?

И т.д.

 

Правильные и юморные ответы шумно приветствуются. Неправильные и робкие ответы – могут привести к тому, что молодого хориста «ставят на уши»! Кстати, для этого на первом этаже, кроме Правления, присутствует еще и специальная «команда» хористов-старшекурсников. И делает свою «работу» эта команда с явным удовольствием! Считается, что молодой хорист, который побывал «на ушах», приобрел бесценный хоровой опыт. Задавая вопросы претендентам, хористы одновременно развлекаются с валенком и воблой, которые то опускаются, то поднимаются на веревочке со второго этажа атриума. И мешают первокурсникам сосредоточиться и правильно отвечать. Но зато первокурсники действительно приобретают хороший опыт. В коллективе, который любит петь, шутить и проводить незабываемые ритуалы.

 

ЗЫ. Приятно, что это сообщение будет на НЯНЕ юбилейным.

^victory^

Edited by -VAL-

Share this post


Link to post
Share on other sites

Опубликовать что-нибудь еще из написанного?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Заметки хориста-КСПшника

 

20 минут у микрофона...

 

Клубу — десять лет

«Инженер-физик» от 16 декабря 1974 г.

Автор:  А. Володин (группа Т1-09)

 

В ДК «Москворечье» проходил конкурс студенческий песни. Этот конкурс был приурочен к десятилетнему юбилею клуба студенческой песни МИФИ. Оргкомитет конкурса — КСП провел большую работу по подготовке участников конкурса, еще за месяц до начала организовывались консультации, прослушивания, в ходе которых проводился отбор.

 

И вот конкурс. Концерт состоял из двух частей: непосредственного соревнования исполнителей и творческого отчета КСП — демонстрацией всего лучшего, что сделано за 10 лет его работы.

 

Состав участников конкурса был ровным: не было ярких индивидуальностей, не было и досадных срывов. В общем, уровень подготовки участников был достаточно высоким, и зритель разочарован не был. Что касается репертуара, то приходится удивляться, откуда у столь жизнерадостного племени студентов взялось столько безысходной грусти и меланхолии (быть может, близость сессии тому причины?). Лишь один раз по залу пронесся свежий ветерок студенческого юмора. Это была песенка про кафедру математики. И исполнитель был по достоинству оценен жюри. Вообще жюри было очень объективно, и никто не остался в обиде…

 

Огромный интерес вызвало второе отделение. Рассказ ветеранов, основателей КСП увлек зал, не оставил ни одного зрителя равнодушным. Многие их песни были подхвачены залом. Большое оживление внесло поздравление членов туристической секции.

 

В заключение хочется сказать, что КСП и впредь должен быть таким, каким мы его увидели во втором отделении. Там звучали и лирические, и веселые, и даже детские песни.

 

А теперь представим лауреатов конкурса и поздравим их с заслуженной победой. Вот их имена: С. Тарасов, Н. Малахов — авторы песен; Л. Мухина, Г. Тургенева (музыкальное сопровождение Н. Петин) — первое место среди дуэтов; В. Лапшинский, Н. Малахов — второе место среди дуэтов. Солистам первую премию решили не присуждать. Вторые премии получили В. Силин и В. Филиппов, третью — Н. Романов. Поощрительной премии удостоились Т. Дмитриева, В. Саркисян, В. Петроневич.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот такая заметка. Кто сейчас может сказать, сколько среди участников и лауреатов хористов? И почему, собственно, я начал свой рассказ именно с этой заметки?

 

На последний вопрос ответить проще всего. На этом конкурсе ученик победил учителя: дуэт Лапшинского—Малахова победил дуэт Петроневича—Саркисяна. А начало этому соревнованию было положено в 1970 году, когда мой друг хорист и однокашник Вардан...

 

Мне не повезло. Я не смог окончить музыкальную школу так, как это получилось у некоторых наших хористов. Не смог потому, что в новом гарнизоне, куда попал служить мой отец, музыкальной школы попросту не было. Но до этого я все же успел пару лет поучиться играть на баяне. Баян был со мной до окончания средней школы. Как и мой обязательный сольный баянный номер на школьных вечерах. Так что поступление в МИФИ, приход в хор, появление у меня в руках модной в те времена гитары, пение студенческих песенок, наверное, было неслучайным. Тем более что, оказавшись в хоре, я попал в самую КСПшную гущу…

 

1970 год. Ершово. По вечерам в холле собираются старшие хористы — Борис Ануфриев, Владимир Алферов, Юрий Игнатьев, Владимир Жалнин, Виктор Голубев и другие — и поют под гитару. Хором и сольно. Красиво! Хочется так же. И не только мне. Чтобы ускорить исполнение желания, Вардан Саркисян (один из первокурсников нашего поколения хористов, а в прошлом еще и выпускник музыкальной школы по классу скрипки) настраивает чью-то гитару собственным, «скрипичным», строем. Теперь достаточно простого сочетания двух-трех пальцев, чтобы сыграть несколько простеньких минорных или мажорных аккордов. И вот уже мы поем:

 

Когда метель кричит как зверь,

Протяжно и сердито,

Не закрывайте вашу дверь —

Пусть будет дверь открыта…

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я научился тогда играть «по-вардановски» и петь первые грустные и сентиментальные песенки о любви. Вместе с другими и иногда сольно…

 

Осень 1972 года. В моем блокноте накопились слова и аккорды уже не к одной сотне любимых песен, а посещение концертов и слетов КСП стало уже, по сути, традиционным. Кроме песенок с простенькими аккордами, обращаю внимание и на более сложные. Например, на песни Виктора Шабанова — автора из МИФИ. Поэтому усиленно стараюсь улучшить свою технику игры, чтобы правильно исполнить очень красивую сольную песню:

Как эта ночь пуста, куда не денься,

Как этот город ночью пуст и глух.

Нам остается, друг мой, только песня —

Еще не все потеряно, мой друг…

 

На концерте-конкурсе в Лефортово услышал, как поет А. Градский: «Отчего ты, Испания, в небо смотрела?». Хочется на конкурс. Но не с Градским же соревноваться?

 

В какой-то момент тогда я вышел к микрофону, чтобы спеть не хором. Помню сразу же вспотевшие пальцы, скользкий гриф, страх, что будут забыты слова или аккорды, или и то и другое сразу…

 

1974 год. Кажется, хоровая кличка «20 минут у микрофона» уже ко мне прилипла. И даже пришел кое-какой опыт: страх прошел, голос благодаря пению в хоре достаточно окреп, пальцы уже уверенно бегают по струнам, даже перед микрофоном…

 

Осенью, после возвращения из стройотряда на КамАЗе, нескольких хористов, в том числе и меня, пригласили в студию радиостанции «Юность», чтобы записать наши песни под гитару. В том числе и новую песню Визбора:

Ты пойми, что такое КамАЗ.

Это сотни гремящих моторов…

 

Холодная зима 1974-го года. В одном из общежитий студгородка МИФИ и иногда в ДК «Москворечье» собираются КСПшники, хористы и нехористы, и усиленно репетируют музыкально-поэтическую композицию к юбилею Булата Окуджавы. По его стихам и песням, которые распечатаны на широкой перфорированной бумаге из ВЦ МИФИ (тогда Окуджава еще не издавался многотысячными тиражами). Репетициями руководят» Виталий Акелькин, Лев Яковлев, Володя Жалнин. Среди тех, с кем я вместе участвую в этой композиции на весеннем XV слете КСП, хористы Борис Ануфриев, Виталий Резников, Вардан Саркисян, Владимир Заливако…

Share this post


Link to post
Share on other sites

В 1975 году я рискую выйти на сцену слета КСП с сольной песней на патриотическую тему. И пою Визборовского «Ванюшу из Тюмени»:

В седом лесу под Юхновом лежат густые тени,

И ели, как свидетели, безмолвные стоят.

А в роте, в снег зарывшейся, Ванюша из Тюмени —

Единственный оставшийся нераненый солдат.

 

Результатом доволен, потому что как лауреат конкурса получаю приз — гитару!

 

1977 год. Осень. ДК «Москворечье». Концерт Юрия Визбора. Желающих попасть на концерт столь много, и их напор столь силен, что не выдерживает большая стеклянная входная дверь — разлетается вдребезги! Но концерт не сорван: по залу пущена шапка, в которую собраны деньги на злополучную дверь… Как хорист, который имеет удостоверение для репетиций хора в ДК, я попал на концерт через «черный» вход. Услышал любимого автора. Аккорды простые, но сколько задушевности и силы в его песнях!

 

С удовольствием выбираю его песенку «Семейный диалог», и на одном из концертов вместе со студенткой Галей Щавелиной (в будущем, между прочим, несмотря на «красный» диплом МИФИ, ставшей телеведущей на одном из центральных телеканалов. На юбилейном концерте Галина Власенок - Заслуженная артистка России - ведущая) мы поем ее с той же сцены:

:smile:

Он:

— Зачем живу я? Куда от этого мне деться?

Она:

— Пойди, мой милый, пойди немножечко приляг…

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сталкивались ли Вы с тем, что когда мужчина увлечён техникой к примеру, автомобилями, то как правило женщина в том числе любимая женщина хочет ли она того или нет, но она занимает 2-е место в жизни данного мужчины?

 

Готовы ли Вы с этим мириться?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну я как то не считаю неодушевлённую вещь соперницей, что бы какие то места считать ^unsure^

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×
×
  • Create New...